Охота с флажками

К большому сожалению, до настоящего времени не получила должного признания среди охотников-любителей интереснейшая зимняя охота с флажками.

Свое начало она берет еще со второй половины XIX века из деревни Остров Порховского района Псковской области. Суть псковского способа состояла в том, что два охотника, заметив в поле мышкующую или отдыхающую лисицу, пыта­лись добыть ее с помощью различных уловок. При этом один из охотников прятался с подветренной стороны за каким-ни­будь естественным укрытием (куст, снежный сугроб), а дру­гой, зная повадки зверя, его излюбленные места для лазов, характер местности и расположение лисьих нор, заходил с тыла и нагонял лисицу на стрелка. Чтобы зверь не ушел вправо или влево, нагонщик бросал на верных лазах шапку, рукавицы, шарф, другие отпугивающие предметы, хорошо вы­деляющиеся на снегу.

Позже псковичи усовершенствовали этот вид охоты и вме­сто традиционных рукавиц и шапок начали втыкать в снег тонкие деревянные прутики с красными тряпками на конце. И, наконец, завершающим этапом в данном изобретении было появление на свет сплошной линии флажков на длинной бечеве. Эти флажки можно уже было использовать не только при охоте на открытой местности, но и в условиях леса.

В основе охоты с флажками лежит тот факт, что и волк, и лисица боятся любого незнакомого им предмета с запахом человека. При этом они не только не осмеливаются пересечь линию натянутых красных флажков, но даже избегают воз­можности приблизиться к этой черте. Известны случаи, когда офлаженные волки и лисицы до трех суток находились внутри оклада, боясь пересечь злополучную линию. Но кабаны, лоси, зайцы и другие звери беспрепятственно покидают круг, слабо реагируя на флажки.

Лучшее время для охоты с флажками — период с января по февраль. В эти месяцы почти не бывает оттепелей, глубо­кий рыхлый снег заставляет зверей пользоваться своими ста­рыми проторенными тропами и на место лежки следовать наиболее коротким путем. Благоприятными для охоты счи­таются дни после свежевыпавшей пороши, особенно ночной, когда утром на снегу отпечатаны лишь входные, свежие сле­ды зверя, идущего на дневку. Вот по такому следу и склады­вают дичь охотники.

Однако прежде, чем приступить к самой охоте, давайте хорошо разберемся со следами на снегу. Ведь каждый охот­ник должен не только уметь различать следы волка, лисицы, собаки, но и определять их направление и свежесть. Нет ничего обидней и позорней, чем затянуть пустой круг или обложить вместо матерого волка домашнюю собаку, спокой­но проходящую через флажки. А зимний день короток: пока сияли флажки, пока новый участок подобрали, обошли — уже вечереет, флажить некогда, а даже если и зафлажите, то про­гнать участок наверняка не успеете.

Чтобы не флажить впустую, необходимо помнить, что, у всех представителей семейства собачьих на передних лапах по пять пальцев, на задних — по четыре. Поскольку большие пальцы передних лап короче остальных и располагаются вы­соко, отпечатков от них при ходьбе не остается. След ноги любого из представителей этого семейства будет представлен в виде отпечатка четырех пальцевых мозолей с хорошо выра­женными следами когтей и одной крупной подошвенной мозо­ли. У одной и той же особи отпечаток передней лапы отли­чается от отпечатка задней как по размерам (след передней лапы крупнее, чем задней), так и по конфигурации задней части ступательной мозоли — задние части ступательных мо­золей передних лап заканчиваются закруглением внутрь от­печатка, а задних лап — закруглением наружу (рис. 1).

Итак, волк или собака?

След волка более прямолинеен, вытянут, когти и пальце­вые мозоли на следу выражены резче. Чем быстрее ход зве­ря, тем прямее цепочка его следов (рис. 2). Волк не делает, как собака, частых зигзагообразных бросков с дороги. Отпе­чаток лапы волка более овальный, собаки — более круглый.


1. Отпечатки подошвенных мо­золей хищников семейства со­бачьих передней (а) и задней (б) лап.


2. След волка (а) и собаки (б).

Идя рысью или шагом, волк своими задними лапами ступает на отпечатки передних, так что практически мы видим на следу только отпечатки задних лап. При движении галопом или карьером на следах остаются отпечатки всех четырех лап, причем задние конечности печатают след впереди передних. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы вы­двинуты вперед, между ними и крайними пальцами поперек следа можно положить спичку или соломинку, в то время как отпечатки пальцевых мозолей собачьей лапы более сли­ты, собраны в комок, и спичка (соломинка), положенная на след, будет одновременно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев (рис. 3).

Волк, волчица, прибылой или переярок?


След матерого волка очень крупный (12—14 см в длину и 9—10 см в ширину), рельефный и несколько овальный (рис. 4). Лапы заметно шире. Ширина следа передней лапы относится к длине, как 1 : 1,3.


3. Размещение мозолей на ступательной части лапы у волка (а) и собаки (б).


4. Отпечатки передней (а) и задней (б) лап волка.


5. След рыси (а), передняя ла­па (б).


6. Отпечатки передней (а) и задней (6). лап лисицы.

След матерой волчицы также рельефный, но значительно меньше, чем у самца ее возраста, и более овальный. Отпечат­ки мозолей ее крайних пальцев расположены несколько поза­ди средних. Отношение ширины следа передней лапы к длине равно 1 : 1,5. След передней лапы самки по размеру равен следу самца-переярка (переярок—молодой, перегодовалый волк). Следы прибылых (волки-сеголетки) меньше по разме­рам. Отпечатки мякишей пальцев у них не сбиты в комок, а несколько распушены, поэтому след кажется круглым и его нетрудно спутать со следом большой собаки.

Волк или рысь?

Шаг рыси короче, след заметно округлый, даже при сы­пучем снеге, и легко распознается по ее манере ходить украд­кой, постоянно оглядывать местность из-за укрытия (рис. 5).

Лисица или собака?

У собаки отпечаток более круглый, пальцы растопырены, подушечки пальцев четко отпечатываются на снегу, так как пятки совершенно голые. След собаки, идущей шагом,— изви­листый в виде змейки (рис. 2, б). У лисицы пяточная поду­шечка всегда больше удалена от подушечек пальцев. Отпе­чаток от подошвенной мозоли менее отчетлив, чем следы от пальцев, за счет большой опушенности лапы в зимнее время. След лисицы — прямая цепочка, все четыре лапы ставит, как под линейку. Конфигурация следа вытянутая, как бы сжатая с боков. Отпечатки боковых пальцев не касаются заднего края средних пальцев и не охватывают их с боков. Отпечатки когтей лисицы тоньше, острее и дальше выдвинуты, а отпе­чатки когтей передних пальцев параллельны друг другу. От­печаток лапы взрослой лисицы в длину равен 6—7 см, в ши­рину— на 1—1,5 см меньше (рис. 6).

Направление хода зверя легко определяется при неглубо­ком снеге или в оттепель, когда оттиск когтей лап и подушечки виден достаточно отчетливо. Сложнее определить на­правление хода зверя при глубоком рыхлом снеге. Здесь уже возникают новые понятия. Выволока — крутая и короткая треугольная борозда, которая остается на снегу при поднятии лапы. Вершина этого треугольника указывает направление хода зверя. Поволока — более длинная и пологая борозда; оставленная зверем при опускании лапы. Если след запоро­шен поземкой, для определения направления хода зверя до­статочно сильно дунуть в ямку, восстановив таким образом первоначальный вид.

Свежесть следа. Конечно, наивно предполагать, что, про­читав данный раздел книги, все охотники-любители смогут точно определять, когда прошел зверь. Однако есть моменты, которые желательно помнить всем охотникам, занимающимся троплением и охотой с флажками. Например, в сильный мо­роз свежий след рассыпается вместе с комком снега, припод­нятым рукавицей, старый же след остается на ладони в виде небольшого комочка (глышки). Он успел смерзнуться через какие-нибудь 2—3 часа после прохода зверя. Свежий след отличается от старого и своей четкостью: в морозную погоду края его острые, на снежной поверхности между оттисками лап хорошо просматриваются крошки снега, выброшенные зверем при поднимании лапы. Для оттепели характерен све­жий печатный след, на котором четко просматриваются все детали лапы зверя. Спустя некоторое время контуры этого следа постепенно расплываются и теряют первоначальную четкость.

Изучив все эти тонкости, можно приступать к окладу зверя и офлаживанию его.

Оклад лисицы. Обходя угодья или объезжая их на лыжах, окладчик берет с собой коробок спичек, и, обнаружив лисий след, определяет входной он либо выходной. Если след входной — спичка кладется в левый карман, если выходной — в правый (или наоборот). Закончив обход, подсчитывают ко­личество спичек в том и другом кармане. Разница в пользу входных следов будет говорить о том, что зверь находится внутри круга. Ошибка может произойти лишь в том случае, если накануне был снегопад и засыпал часть следов. При одинаковом количестве входных и выходных следов иногда прибегают к проверке разницы свежести входных и выход­ных следов. Когда же снег падал всю ночь и прекратился лишь под утро, след лисицы необходимо искать в лесу, у опушки, так как по полю в этот день бродить бесполезно: все следы будут начисто засыпаны.

Противоположный вариант прослеживается тогда, когда несколько дней подряд не было свежей пороши. Определить место лежки в этот период очень трудно, а порой даже не­возможно. Единственный выход из положения — за день до охоты пройтись (лучше на лыжах) по излюбленным местам лежек лисиц, затирая при этом веткой все встречающиеся на пути следы. Порой приходится протопать за день не один десяток километров, но не следует расстраиваться: завтра во время охоты ваш труд может быть вознагражден, так как определить место нахождения зверя по свежим следам будет несложно (все старые затерты). При складывании лисиц мо­гут возникнуть и другие непредвиденные трудности. Напри­мер, зверь может занориться или, воспользовавшись заячьей или кабаньей тропой, незаметно покинуть круг.

В той местности, где лисиц изобилие, необходимо обра­щать внимание не только на свежесть следа, но и на его индивидуальные особенности — размер, пол, возраст. Так, след молодой лисицы меньше, чем старой. Самка всегда мо­чится на след, в то время как самец — в сторону от следа (на квартальный столбик, куст или кочку). Трудно разыскать и обложить лисицу, проделавшую суточный маршрут, в то время как намного легче обложить зверя, идущего на лежку от привады. В этом случае сытая лисица, как правило, не уходит далеко от места кормления и ложится где-нибудь поблизости в укромном месте.

Все эти детали необходимо заранее предвидеть и учесть в процессе оклада.

Но вот, наконец, лисица обойдена. Не теряя драгоценного времени, следует приступать к зафлаживанию. Участвуют в этом обычно два человека. Один из них, идя вперед, разматы­вает флажки, другой прикрепляет их к веткам кустов и ство­лам деревьев на высоте, равной росту лисицы, и с таким расчетом, чтобы нижний край висячего флажка не доходил до поверхности снега на 1—2 см. В тех местах, где нет кус­тов или деревьев, бечеву крепят на прутиках или хворости­нах, воткнутых в снег. Если охотятся несколько человек, Луч­ше всего флажить с одной точки в разные стороны, посколь­ку часто случается: зверя вспугнут и он уходит из еще незафлаженного круга в противоположную от окладчиков сто­рону. Когда же затягивают сразу две стороны, то даже,слу­чайно тронутая лисица не успеет уйти из круга: наткнувшись на. линию флажков, она возвращается назад и начинает искать выход в другом месте. Этого замешательства порой бывает достаточно, чтобы затянуть оставшуюся часть круга. Для такой охоты используют так называемые лисьи флаж­ки. Размеры одного флажка 12X25 см. Крепятся они на кап­роновой нитке или бечеве на расстоянии 0,75—1 м друг от друга. Общая длина бечевы с флажками должна быть не меньше 1 км и не больше 2 км. Если периметр оклада мень­ше 1 км, возникает реальная возможность подшуметь хитрого зверя, если больше 2 км — появляются лишние трудности в вкладывании, подъеме и нагоне зверя. Опыт некоторых, лю­бителей охоты на лисиц с флажками позволил отказаться от пресловутых катушек и деревянных рамок, которые скрипят на морозе и занимают много места, и перейти на обычные мотки флажков по 200 м. каждый. Пять таких мотков из шелковой красной: ткани свободно входят в рюкзак средних размеров и весят не больше 5—7 кг. Мотки очень удобны при затягивании круга, т. к. управиться с ними может даже один человек. Закрепив свободный конец шнура и бросив мо­ток на лыжню за собой, охотник быстро продвигается вперед, через каждые 20 шагов подвешивая флажки. Вращаясь на снегу, моток свободно разматывается, что весьма облегчает работу окладчика и дает ему возможность самостоятельно флажить зверя. Никакого лишнего шума при этом не соз­дается.

Если на пути окладчика попадается дорога, просека или поляна, линию флажков протягивают с таким расчетом, что­бы эти чистые места оставались внутри оклада, поскольку лисица еще издали замечает флажки и возвращается внутрь круга.

Там, где дорога или просека проходит заросшими местами (орешником, ольшаником, сосновой посадкой и т. д.), флаж­ки вывешиваются на внешней от оклада стороне дороги или просеки. В этом случае шансы зверя покинуть круг именно в этом месте практически сводятся к нулю. Исключение могут составить лишь случаи неоправданных искривлений линии флажков и образование так называемых карманов, тупиков, войдя в которые зверю ничего не остается, как перепрыгнуть через запретную линию.

Затянув круг, участники охоты приступают к определению направления гона и расстановке стрелков. При небольшом числе загонщиков (1—2 человека) лисицу лучше всего гнать по ветру или в полветра и в сторону основного лесного мас­сива или болота, т. е. туда, где погуще, а следовательно, без­опаснее для зверя. Нет смысла гнать в сторону поля, выруб­ки, деревни. Исключением из этого правила может служить лишь период с февраля по март, когда на полях образуется корка снежного наста, хорошо удерживающая зверя, а в лесу еще сохраняется первозданный глубокий, пушистый снег, в ко­тором лисице бежать очень трудно. В таких случаях, заслы­шав голоса загонщиков, лисица может покинуть укромные места и уйти в поле.

Если число загонщиков большое (5—6 и более человек), лисицу можно выгнать практически в любую сторону оклада. При этом стрелковую линию выставляют внутри круга с та­ким расчетом, чтобы ни один зверь не ушел мимо стрелков незамеченным. Для этого расстояние между номерами должно быть не более 50—70 м.

В случае, когда охотников мало (2—3 человека), стрелков располагают также внутри круга, но на наиболее вероятных лазах зверя, в 30—40 м от флажков.

Став на номер, необходимо зарядить ружье и спрятаться в надежное укрытие с таким расчетом, чтобы вышедший на стрелковую линию зверь не смог обнаружить затаившегося охотника. Таким укрытием могут послужить крупный пень, куст, группа невысоких деревьев, скрывающие стрелка до поя­са или до уровня плеч и в то же время дающие возможность в нужный момент свободно вскинуть ружье, сделать поводку вправо-влево и произвести верный выстрел по цели. Если та­ких укрытий нет, можно прислониться спиной к дереву, но ни в коем случае не прятаться за него, так как в таком положе­нии зверя можно либо проглядеть, либо, периодически вы­глядывая, вспугнуть. Имея маскхалат, можно вообще обо­йтись без укрытия. Стоя неподвижно, даже на открытой мест­ности можно подпустить зверя на выстрел, так как и лисица, и волк плохо различают неподвижные предметы.

Лучшей позой на номере считается стойка вполоборота со слегка расставленными ногами, левым плечом в ту сторону, откуда ожидается гон и выход зверя на номер. При этом нужно точно знать расположение соседних номеров как спра­ва, так и слева.

При охоте с флажками существует 2 способа гона: гром­кий, при большом числе участников, когда 4—6 загонщиков становятся в ряд и гонят с криком, и тихий, когда охотятся вдвоем-втроем (1 загонщик становится на входной след зверя и идет по нему).

Преимущества и недостатки имеются в обоих вариантах. Если при громком гоне лисица, как правило, в течение 10— 20 минут выходит на номер, то при тихом на это уходит по нескольку часов. В то же время при втором варианте мень­ше риска, что напуганный зверь уйдет через флажки, да и шансов на успех гораздо больше: стрелять приходится в основном по спокойно идущему зверю.

Заметив лисицу, направляющуюся на ваш номер, заранее не торопитесь и не вскидывайте ружье, любое резкое движе­ние вспугнет осторожного зверя и не успеете вы даже глазом моргнуть, как он исчезнет в лесной чаще. Проявите макси­мум выдержки и терпения, подпустите лисицу как можно ближе и лишь после этого стреляйте. Стрелять желательно в бок дробью № 1,0, так как выстрелы на штык и в угон, а также дробью меньших или больших размеров должного эффекта не дают.

Нередко бывают случаи, когда после первого выстрела ли­сица кубарем летит через голову и картинно распластывается на снегу… Не верьте плутовке! Будьте внимательны и готовы выстрелить вторично! Многих эта сцена расслабляет и они либо срываются с номера и бегут к трофею (грубейшее на­рушение одного из правил коллективных охот), либо, наобо­рот, остаются на месте и спокойно перезаряжают ружья. Под­раненная лисица, придя в себя от шока после выстрела, срывается с места и… поминай, как звали.

Намного сложнее оклад волка. Здесь успех во многом бу­дет зависеть от того, насколько серьезным был весь подгото­вительный период. В отличие от охоты на лисиц, подготовка к охоте на волков с флажками начинается примерно за 3— 4 месяца до осенне-зимнего сезона. В охотничьих коллективах организуются бригады волчатников. Туда входят 4—6 опыт­ных, выносливых охотника, из числа которых один избирается руководителем. До начала зимнего сезона необходимо собрать максимум сведений о волках, обитающих в данной местности. Для этого волчатники тщательно опрашивают местных жи­телей – пастухов, охотников, лесников — о волках (когда ви­дели, где, сколько, время суток, жертвы хищников и т. д.). Сопоставив полученные данные, определяют примерные места обитания зверей. Помня о том, что волки — животные осед­лые (каждая волчья стая имеет свой кормовой участок, пере­двигаясь по которому, особенно зимой, пользуется постоян­ными переходами) и периодически посещают места прошло­годних удачных охот и кормежек, волчатники выбирают места для выкладки привады. В октябре, когда выводки покидают логова и переходят к бродячему образу жизни, выкладывается привада: туша павшего от незаразных болезней домашнего животного, задранного кабана, лося и т. д. Лучшими места­ми для выкладки будут старые скотомогильники, опушки ле­са, поляны, вырубки, открытые возвышенности неподалеку от троп постоянных переходов зверей. Волк должен иметь хоро­ший обзор вокруг, чтобы смелее подходить к приваде. Такая открытая возвышенность удобна и для самих охотников, так как дает возможность с помощью бинокля наблюдать за мес­том выкладки со значительного расстояния. Приманка долж­на находиться не ближе 1 —1,5 км от населенного пункта и 0,3—0,4 км от проезжей дороги. Желательно, чтобы поблизос­ти, в 3—5 км от выкладки, имелись глухие места, где бы звери могли залечь после трапезы на отдых.

.-. Обычно раньше всех выложенную тушу обнаруживают сороки и вороны, которые своим криком привлекают внима­ние волков.

При выпадении первого снега необходимо организовать ежедневную проверку привады. С этой целью два охотника обходят ее большим кругом, радиусом 300 м, по одному и тому же следу, максимально используя дороги. Обнаружив выходные волчьи следы, окладчики определяют количество зверей и их примерное направление.

Как правило, волки идут друг за другом и след в след, поэтому определить их количество очень трудно. Лишь на подходе к дороге, деревне, копне соломы и т. п. звери раз­деляются и идут поодиночке, оставляя на снегу свои индиви­дуальные автографы, по которым их и можно пересчитать.

Определив примерное количество волков и предполагае­мое направление их движения, один из окладчиков возвра­щается в населенный пункт, чтобы сообщить остальным чле­нам коллектива, а второй продолжает выслеживание. Необ­ходимо четко уяснить, что выслеживание зверя и тропление его — это совершенно разные понятия. Если при троплении охотник идет все время рядом со следом преследуемого объ­екта охоты, то при выслеживании необходимо пользоваться просеками, дорогами, полянами, кромками полей, опушками леса, делая полукруги и пересекая следы. Малейшая оплош­ность окладчика— и волк, имея чрезвычайно тонкий слух, тот час покинет место дневки, а следовательно, весь труд про­падет даром.

Подмечено, что, держа курс на дневку, волк идет шагом и, войдя в лес, старается углубиться в него по дороге, прибе­гая к своим обычным хитростям — сдвойкам и скидкам в сто­рону чащи в поисках укромного местечка для лежки. Обнару­жив такую скидку или сдвойку, можно наверняка сказать, что зверь находится где-то поблизости, особенно если речь идет о волке-одиночке. Несмотря на то, что некоторые вол­чатники утверждают нецелесообразность преследования вол­ка-одиночки, большинство профессионалов придерживаются другой точки зрения и считают, что добыть одиночку гораздо легче, чем весь выводок.

При выслеживании волков нельзя оставлять без внимания следы других зверей, особенно кабаньи тропы, участки за­твердевшего снежного наста, хорошо накатанную лыжню, след транспорта, придорожные муравейники, так как неодно­кратно пуганные ‘звери довольно часто стараются скрыть свои следы, ведущие на дневку, пользуясь набитыми тропами. Осо­бенно тяжело определить направление хода волков на хоро­шо наезженных дорогах, по которым звери проходят огром­ные расстояния, скрывая свои следы. Верным указателем того, что волки прошли именно этим, а не другим путем, будут мочевые метки на обочине дороги.

Выслеживание заканчивается окладом — обходом вкруго­вую места дневки волков. Мастерство на данном этапе будет заключаться в правильном определении этого места, что со­вершенно невозможно без отличного знания угодий и повадок зверя.

Так, в морозные дни полки отдают предпочтение густым зарослям, участкам высокого леса с густой порослью, с за­росшими болотами небольших размеров. В теплое время и в капель излюбленными местами будут мелколесья, гари, вы­рубки, разреженные сосняки, то есть более открытые места. В солнечные предвесенние дни звери ложатся на закрайках болот и порубей, преимущественно с южной стороны.

Вычислив такое место, необходимо очень аккуратно обойти зверей в радиусе 1,5—2 км от предполагаемой лежки. Лучше всего вести линию оклада по лесной дороге, обходя квартал за кварталом и не подходя вплотную к стене леса, а также не останавливаясь на всем протяжении маршрута.

Окладывая волков, необходимо подсчитывать протяжен­ность всего предполагаемого периметра оклада. С этой целью под левую ногу отсчитывается количество пар шагов с после­дующим учетом каждой сотни парных шагов (при каждой сотне парных шагов в один из карманов кладется спичка). В ходе оклада целесообразно также отмечать характерные места лазов зверя, а также всевозможные варианты сокра­щения периметра оклада в ходе предстоящего флажения.

После того как место дневки волков зафлажено, необходи­мо в тот же день провести облавную охоту. Если же время не позволяет сделать все это, волков оставляют в окладе до следующего дня, с тем чтобы с утра сразу же начать охоту. Иногда волки долго кружат по окладу, так ни разу и не выйдя на стрелков. В таких случаях охотникам целесо­образно разделять круг ради­альными линиями флажков, уменьшая с каждым разом пло­щадь оклада до тех пор, пока не отстреляют зверей или они отважатся перейти флажки.


7. Рамочная катушка конструк­ции А. А. Соколова.

Несколько слов о волчьих флажках. В отличие от лисьих, они должны быть больших раз­меров (15X35 см) и крепиться на крепкий шнур из крученых нитей или толстый капроновый шнур. Тонкая капроновая нить и леска не пригодны для этих целей. Расстояние между флаж­ками—80—85 см. Желательно через каждые 100 м подвеши­вать на шнур флажок другого цвета (синий, зеленый, желтый) и обозначать его цифрой, указывающей номер сотни. Это дает возможность узнать не только расстояние по периметру уже офлаженного участка, но и длину всего оклада. Наматываются флажки по 500 м на рамочную катушку конструкции А. А. Со­колова (рис. 7) или же на обычную барабанную катушку. Как и при охоте на лисиц, здесь могут быть использованы обычные мотки флажков по 300—400 м каждый.

Развешиваются флажки аналогично лисьим с таким рас­четом (рис. 8), чтобы они находились на уровне глаз волка, т. е. низ флажка должен висеть над поверхностью снега не выше 20—35 см. Вовсе не обязательно, чтобы зверь хорошо видел флажки. Даже наткнувшись на эти незнакомые пред­меты в густом лесу, кустарнике, камыше, волки шарахаются от них. И наоборот, оставленные на ночь звери прорываются через запретную линию именно в тех местах, где за флажка­ми хорошо просматривается поляна или поле. Вот почему в таких местах надежнее будет оцепить флажками саму кром­ку чащи.

При офлаживании следы охотника должны быть внутри круга вдоль всей линии флажков, но нежелательно оставлять следы в глубине оклада, даже в 15—20 м от флажков. В кон­це флажения оклад должен иметь ровную линию флажков в виде эллипса или замкнутого круга без каких-либо зигзагов и карманов. Оптимальная площадь оклада — 3 км2. На ее офлаживание уходит примерно 6—8 км флажков. Если обло­жить большую площадь, очень трудно будет впоследствии выставить зверя на стрелка и,

наоборот, чем меньше площадь, тем больше у волков панического страха и тем чаще они уходят из крута. Исходя из этого можно сделать вывод, что лучше иметь избыток флажков, чем недостаток.


8. Складывание флажками.

Требования к стрелковой линии и загонщикам в основном те же, что при охоте на лисиц, но есть свои особенности.

Когда обложен волк-одиночка, одного из стрелков ставят в 15—20 м от входного следа зверя. Если же зверей в кругу несколько, удачными будут места как у волчьих набродов, так и около лосиных и кабаньих переходов, заячьих и лисьих троп.

Поднятый загонщиком волк старается уйти скрытно, ча­щей. Поэтому бесполезно ожидать выхода зверя на опушку леса или поляну. Больше всех боятся чистых мест прибылые волки.

Загонщиков должно быть не менее трех: окладчик, идущий по центру, и два его помощника, идущие под углом к флан­гам. Заметив флажки, фланговые загонщики направляются под углом в глубь оклада, ориентируясь на голос окладчика, затем снова идут к флажкам. Так они передвигаются чел­ноком до первых выстрелов на номерах или же до тех пор, пока расстояние до стрелковой линии не станет равным 200— 300 м. После этого распорядитель охоты дает новые распоря­жения, и загон повторяется, но при этом один из загонщиков идет по входным следам до самых лежек.

Загонщики не должны громко кричать, создавать много шума. Перекличка между загонщиками допускается лишь с целью ориентировки в больших окладах. Чтобы стронуть вол­ка с лежки, порой достаточно в загоне постучать палкой о ствол дерева, обламав пару сучков. Как только на номерах раздадутся первые выстрелы, загонщики могут поступать в зависимости от ситуации: усилить крик в загоне, передвигаясь по окладу челноком, или, приготовив ружье, постоять и прислушаться — не возвращается ли волк снова в загон. При от­стреле волка-одиночки стрелок, убивший зверя, обязан воз­вестить об этом всех участников криком: «Готов!» или «До­шел!»

После первого загона независимо от его исхода окладчик обходит с наружной стороны оклада каждого из стрелков, узнавая результаты. Убедившись, что не все волки отстреля­ны и некоторые из них остались в окладе, загон повторяют заново. В отличие от непуганных волков, которые спокойно уходят с лежек и, ведомые волчицей, выходят на номера все вместе, стреляные звери ищут выход из положения самостоя­тельно, поэтому могут появиться возле стрелка в самую не­подходящую минуту и в самом неожиданном месте.

Стоящий на номере стрелок должен четко усвоить три «НЕ»:

не отпугнуть,

не просмотреть,

не промахнуться.

Волк — осторожный зверь, обладающий в высшей степени развитыми органами чувств: чутьем, слухом, зрением. Поэто­му, чтобы его не отпугнуть, стрелку запрещается:

становиться на номер в открытом, незащищенном месте;

кашлять, переговариваться, производить любой шум;

курить, применять перед охотой сильно пахнущие вещества (одеколон, деготь и др.), одевать одежду, пропитанную нафта­лином, бензином, соляркой и т. д.;

переходить с места на место, производить движения. На­блюдать за стрелковым сектором желательно только глаза­ми и лишь при необходимости изредка медленно поворачи­вать голову в нужном направлении;

обламывать мешающие обзору ветки деревьев, стряхивать с них снег, обтаптывать и разгребать его вокруг себя, нарушая естественную обстановку.

Появление волка на номере всегда неожиданно, бесшумно, словно видение, и не удивительно, что его легко просмотреть. Поэтому, чтобы не прозевать хищника, необходимо изучить взглядом местность вокруг номера и, наметив наиболее ве­роятные лазы (обычно чащобы), уделять им особое внимание, Нельзя оставлять без присмотра ни единого участка в секто­ре вашего номера, например, повернувшись к нему спиной, даже если вам кажется, что там волк никогда не пройдет, Следует держать всегда наготове ружье и не ослаблять внимания до самого конца облавы. Особенно надо усиливать бдительность и готовность к выстрелу при появлении косвенных признаков присутствия волков — выстрелов на соседних номерах или в зоне, криков птиц (соек, сорок).

Необходимо помнить, что волк — очень крепкий на рану зверь. Поэтому, чтобы не сделать подранка, а тем более не промахнуться, надо соблюдать следующие правила стрельбы:

не использовать для этой охоты ружья малых калибров (32, 28, 20). Лучший вариант— ружья 12 калибра;

стрелять только патронами, снаряженными картечью (луч­ше 6,2—8,0 мм). В патронташе, кроме картечи, не должно быть других патронов, так как в спешке и волнении можно по ошибке ими зарядить ружье;

не стрелять с расстояния более 40—45 м;

при выходе на стрелка сразу нескольких зверей, первым стрелять волка, идущего вторым (дальнего), затем первого (ближнего);

волка, идущего вдоль стрелковой линии, бить в бок, под лопатку, беря пониже, под «локоток»;

волка, идущего прямо на стрелка, бить в лоб;

волка уходящего бить в переднюю часть спины;

при малейшем подозрении, что зверь не убит наповал, нуж­но стрелять вторично.

Подводя итог охоты с флажками на волков, следует на­помнить всем охотникам, что добытый волк является заслугой и трофеем всего коллектива волчатников.




Обновлено 07.09.2012 13:56